nightbomber_y2 (nightbomber_y2) wrote,
nightbomber_y2
nightbomber_y2

Одесса - Мамо? Свидомые страсти образца 1918 года

Посвящается красавице Одессе, одесситам и лично greenchelman_3, третий год не видящему родины

«Такими нас уж мама родила»
Из известной песни неизвестного автора

Накануне Пасхи 1918 года на стол главы Херсоно - Одесской епархии, епископу Алексию Николаевскому* легло написанное на украинськой мове прошение, любопытнейшее по содержанию. Просителем выступил священник (подпись неразборчива), глава некоего Временного Православного церковного Совета Херсонщины. В документе присутствует полный набор свидомых «жалоб на судьбу», в том числе - куда же без этого! - донос. Смысл «просьб» в разрешении богослужения на Страстной неделе, а также на Пасху, в Кафедральном Соборе города Одессы священнослужителями «украинцами». И еще кое в чем…
нб1.jpg

Очень интересны аргументы, приводимые в письме. Бросается в глаза их идентичность с аргументами нынешних профессиональных «украинцев», их неизменяемая глупость на протяжении доброй сотни лет. При этом «просители» сами признают, что Одесса, как была русской так ею и осталась, что «Мама» стремилась к воссоединению с остальной Россией, а свидомые если и были в городе, то в подавляющем меньшинстве. Разумеется, новоиспеченные «украинцы» желали и требовали игнорировать мнение большинства и отдать все в их руки! Дискриминация? Нацизм? Украина! О времени, когда эти понятия стали синонимами, и пойдет далее речь…

«Самосвяты»


Прежде, стоит сказать пару слов об истории Временного Православного церковного Совета (Рады, далее ВПЦР). Она уже была рассмотрена более подробно, поэтому вкратце остановимся на основных вехах и внесем лишь некоторые, важные для данного исследования, дополнения.
Кстати, украинствующие очень любят расшифровывать первую букву в аббревиатуре ВПЦР, как «всеукраинский», однако, как будет видно из документов, сами участники называли сию раду «временной». Итак…

  • Вопрос об «отдельной украинской церкви» поднимается сразу после февраля 1917 года. Малочисленные сепаратисты проводят различные местечковые «соборы», но их не только не поддерживает население – большинство народа вовсе ничего не знает о их проведении.

  • Сепаратисты продолжают настаивать, требуют созыва некоего «Всеукраинского собора», но получают отказ даже от Центральной Рады в виде категоричного ответа Грушевского: «Обойдемся без попов!».

  • Единственный союзник, которого удалось найти раскольникам, это… военные. 3-ий Всеукраинский войсковой съезд принимает резолюцию «Об автокефалии Украинской православной церкви». Военные «провозгласили» новую церковь…

  • Категорически против выступило большинство духовенства, и в первую очередь киевское. В ноябре 1917 на имя Патриарха отправлено письмо от Союза приходских Церквей Киева с мольбой не допустить проведения раскольнического «Собора».

  • Тем не менее, Патриарх разрешил киевский «Собор», но – это важно! – исключительно на канонических условиях. То есть как части общерусской Церкви, без каких-либо сепаратистских «автокефальных» проявлений.

  • Тогда некий «комитет», образованный войсковым съездом (!) вместе с несколькими раскольниками и образуют ВПЦР, «почетным председателем» которой становится Анемподист Дородницын (архиепископ Алексий). Персонаж, мягко говоря, колоритный. Достаточно лишь упомянуть, что с 1914 года он являлся архиепископом Владимирским и Суздальским, откуда был удален за «деспотическое управление и грубое обращение с духовенством». Чуть позднее, в январе 1918 года, Дородницын был извержен из сана тем самым Всеукраинским церковным собором в Киеве за «непослушание священноначалию и нарушение канонов»! Это очень интересная, но отдельная история.

  • Центральная Рада все же обращает внимание на церковь. Назначает своего комиссара по церковным делам, сразу же издавшего указы, запрещающие: «поминовение в молебнах российского войска, российской власти», предписал «церковным властям иметь любые сношения с Патриархом Московским только через него». Он же на январском Соборе 1918 года, потребовал у священнослужителей «дать украинской церкви автокефальность».

  • Красная Армия наступала. Съезд работу приостановил, и возобновил ее уже во времена Второго Гетманата. Но даже немецкий протекторат не испугал священников – Собор принял решение: «церковь на Украине остается в юрисдикции Московского патриархата!». Первый состав ВПЦР свою деятельность прекратил! Незадолго до этих событий и был издан интересующий нас документ.

  • Дальнейшая судьба ВПЦР не менее интересна, но так же заслуживает отдельного повествования. Стоит лишь упомянуть, что реанимировали ее в 1919 году, уже при Советской власти. Устав утверждало Советское правительство Украины, на основе декрета Совнаркома, а возглавил «церковную раду» заведующий секцией сельскохозяйственной статистики мирянин Михаил Мороз.

  • Забавно, но из-за неканонических игрищ раскольников, большевики им передали несколько киевских храмов, но не удалось найти никого, кто согласился бы поставить будущих епископов. Обращались даже к Грузинскому Католикосу – безрезультатно. Тогда в нарушение всех канонов «митрополит» был рукоположен – внимание! – пресвитерами, дьяконами и мирянами. За это члены организации и получили прозвище «самосвяты».

  • Игры в «автокефалию» надоели большевикам в 1937…

В целом понятно, что представляла из себя ВПЦР – раскольничья, неканоническая организация, управляемая мирянами и весьма одиозными личностями от церкви. Зато «своя, украинская»…

О законах и беззаконии


Вернемся к документу. Далее будут предоставлены скан-копии оригиналов (на мове образца 1918 года, картинки кликабельны). После приведем несколько адаптированных цитат и комментарии.


 Начинается «просьба» сразу с привычного по сегодняшним дням свидомого нытья:

«…украинцы города Одессы до сих пор не имеют церкви, где бы богослужение велось по украинским обычаям, не имеют постоянных пастырей, которые бы учили Слову Божьему на украинской мове» (здесь и далее адаптация НБ; стилистика и пунктуационный беспредел - оригинала), - пишется в прошении.

Странно, «церкви украинской» еще нет, а церковные «украинские обычаи» уже есть. Откуда? И что же, церковнославянский, на котором велись службы со времен Киевского периода истории Руси (т.н. Древнерусского государства или Киевской Руси), в обычаи «украинцев» не входит?..

В апреле того же года гетманом Скоропадским были подписаны «Законы о временном Государственном устройстве Украинской Державы». По клику документ откроется полностью, здесь же представлено только интересующее нас положение «О вере» (на русском, кстати, языке):


Получается, что «просьба» руководителя ВПЦР Херсонщины противоречила действующим тогда «самостийным законам». Ведь требуя отдельную «украинскую церковь» в Одессе, он не признавал Православие «первенствующей в Украинской Державе». Право на «отдельность» предоставлялось только «не принадлежащим к православной вере», а никакого особого «украинского православия», со своими особыми «украинскими» обычаями, символами и догматами, как уже было показано, не существовало. Или имелось в виду наличие в Галичине, позорной в своем компромиссе, униатской церкви, где соблюдаются православные обряды, но командиром считается римский папа?

Вряд ли. Скорее, можно констатировать, что традиция плевать на собственные законы у «украинцев» появилась вовсе не на майдане.

В поисках «украинцев»


Следующая характерная цитата:

«Хоть в Одессе нас украинцев православных десятки, если не сотни тысяч, куда бы, в какую бы церковь мы не обратились для удовлетворения собственных потребностей, везде нас принимают за чужаков за новаторов и ссылаясь на неукраинское большинство населения в приходе, советуют искать другую церковь, других пастырей…», - продолжает «давить на слезу» автор прошения.

Очевидно, что глава ВПЦР Херсонщины, как минимум, не имел ни малейшего представления о количестве адептов «украинской церквы» в Одессе – иначе откуда такой неимоверный разброс: «десятки или сотни тысяч». Как максимум, ему было прекрасно известно, что их были единицы. Ведь в недавно рухнувшей Российской Империи национальность никого не интересовала.

Достаточно вспомнить всем известные опросные листы переписи населения 1897 года, где, наряду с прочими, были вопросы лишь о вероисповедании и о родном языке. К слову, киевляне тогда указывали своим родным языком малорусский, никому неизвестная «мова» вовсе не упоминалась. На всякий случай напомним, как выглядели переписные листы по Киевской губернии (кликабельно):

Если уж так ответили в Киеве, то что тогда говорить за Одессу?

По всей видимости, по замыслам главы ВПЦР Херсонщины, перед глазами Алексия Николаевского должна была возникнуть картина, как, едва сдерживающая свои духовные потребности, толпа в количестве ни то десяти, ни то ста тысяч голов мечется по городу в поисках церкви, где поп согласился бы пообщаться с ней так «як балакають у нашему сэли». А жестокие «москали», понаехавшие в Одессу, гонят и гонят вон страждущих «украинцев». Вот только «толпа», похоже, состояла из самого «главы» да пары его «замов».

Ничего не напоминает из сегодняшней жизни Украины?..

Все как всегда…


Читаем далее: «И опять же, когда на чужбине всякая нация удовлетворяет свои религиозные потребности родными обычаями то неужели можно допустить, чтобы на (так в оригинале! – НБ) Украине, в культурной среде, десятки тысяч украинцев имели доступ к церковному богослужению лишь на условиях быть в церкви гостем, подлежать русификации не только с формальной стороны /язык и обычаи/, а также со стороны идейного, чего греха таить российские священники еще сегодня ожидают возвращения к Москве, еще до сих пор плачут над трупом Единой Неделимой…».

Бинго! Здесь столько «вкусного». Обратите внимание, как недавние «сотни тысяч» в Одессе превратились в «десятки тысяч» на всей Украине. Но фокус даже не в этом. Подставляем слова «совок», «оккупация» и - вуаля! - моментально переносимся в XXI век. Все тоже самое: «чьи в лесу шишки», и неважно, что лес сажал общий предок. Одесса была основана в 1794 году, потому что православные одержали победу над турками в войне 1787—1791 годов. Именно тогда за Единой и Неделимой, о которой «еще до сих пор плачут российские священники» было закреплено все Северное Причерноморье, включая Крым.

Вот и посмотрите, кем тогда были одесситы для «украинской церкви»! Ни разу ни «обманутыми москалями» людьми, которых «надо вернуть в украинство». Они прекрасно понимали, что перед ними самые настоящие русские! И ставили цели не «вернуть», а переделать их по своему образу и подобию. Превратить в таких же отщепенцев и предателей, плюя с украинской колокольни на свое меньшинство. Какая разница, если за них «впрягались» немцы?

В принципе, глава ВПЦР Херсонщины и не скрывает настроений горожан, когда требует уволить со службы Василия Флоровского – кафедрального протоирея:

«…нам пришлось бежать (тикать!) из Одессы» после того, как на одном из собраний протоирей «накричал на украинских ораторов (выступающих), чтобы те покинули собрание, ибо в Одессе нет ни украинцев, ни Украины».

Ха! Откуда же им взяться, если они всем одесским украинством «тикали» от одного протоирея. Настоящих одесситов заставить покинуть свой любимый город могут лишь серьезные проблемы, и то не всегда…

«Мятежного» протоирея, разумеется, желают, как сказали бы сегодня, люстрировать. О чем и сообщается в прошении-кляузе:
«…И мы всей душой просим Ваше Преосвященство принять соответствующие меры, чтобы кафедрального протоирея о. Флоровского со службы при соборе уволить, и на его место поставить достойного пастыря Церкви…».

Как видим, люстрация - это традиционный метод, который использовали свидомые во все времена для устранения карьерных конкурентов. Однако, до мусорных баков оставалось еще сто лет…

Заключение


Были и еще просьбы:

«Мы думаем, что в городе Одессе должна найтись церковь, для украинцев…».

Если нельзя использовать старые, то такими «должны стать церкви, построенные за средства Епархии и в первую очередь (внимание!) кафедральный собор, собор Украинской Херсоно-Одесской кафедры епископской…».

За свой счет свою церковь построить не дано. Надо, конечно же, за счет епархии! Которая – на минуточку! – до сих пор подчинялась Москве. Иными словами, России предлагалось оплатить свидомые хотелки. Ой, неужели снова что-то похожее на сегодняшний день?..

Завершается текст документа самой, пожалуй, нахальной «просьбой»:

«Просим Ваше Преосвященство, чтобы в последующие дни Страстной седмицы и в Пасхальные праздники в Кафедральном соборе проходили богослужения и проповеди при участии украинских священнослужителей».

Тут интересен смысл фразы «при участии украинских священнослужителей». Это, собственно, как? Тихо постоять непризнанным в сторонке? Так на это не требуется разрешение церковного иерарха – приходи и стой. Устроить «синхронный перевод» с церковнославянкого на мову? Переводить с русского на украинский проповеди? Согласитесь, это глупо, да в принципе и невозможно. Остается один вариант – «при участии» означает исключительно раскольниками, и исключительно на мове!
При этом, признавая, что их – раскольников – единицы. Что большинство в Одессе -русские. И требуя себе «площадку» не где-нибудь, а в главном соборе города. В Кафедральном. Катедральном – как написано в оригинале…

В прошении можно найти еще много интересного. Кому любопытно, приглядитесь к нему более внимательно. В любом случае очевидно, что прошение писал не обиженный чужаками «хозяин», а сепаратист и раскольник. К тому же лжец, доносчик и попрошайка, мечтающая стать «хозяином», и гнобить местных, переведя их в качество «чужаков», пока они не станут настоящими «украинцами». Опять же, ничего не напоминает из сегодняшних украинских реалий?..

В кого превратились идейные наследники главы ВПЦР Херсонщины, Одесса узнала 2 мая 2014 года…

*Алексий (в миру Димитрий Владимирович Баженов), церковный деятель РПЦ.  В 1914—1920 годы служил настоятелем Успенского монастыря в Одессе. В 1913 году был назначен епископом Николаевским, третьим викарием Одесской епархии.

Tags: ukrodreams, История, Одесса, свидомые, украинствующие

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments