nightbomber_y2 (nightbomber_y2) wrote,
nightbomber_y2
nightbomber_y2

Код Украина. Ч.1: Как появились украины и что означали. Гл.2: Украина nova

[Содержание]Содержание (по мере публикации новых частей, будут появляться новые ссылки):

Часть I. Как появились украины и что означалиЧасть II. О МалороссииЧасть III. Имя «Украина». Продолжение истории


2.1 Украина nova

Однако общеизвестно, что к концу XVII столетия наряду с общепринятыми именами краёв Волынь и Подолье для ряда обширных земель в бассейне Днепра применялось имя Украина. В географических справочниках XVIII века оно указывается как имя целого края. Значит, искать его следы надо между 13 и 17 веками.

Для нас представляют интерес сведения об имени Украина даваемые во втором издании «Encyclopedia Britannica» [5], которое на тот момент являлось самым авторитетным справочником и почти современником эпохи рождения этого имени. Статья об Украине короткая, но ёмкая – «Украина, провинция Московии, лежащая севернее Малой Татарии, названая так потому, что является фортом против Турции».

Рисунок 1. Статья «Украина» в «Encyclopedia Britannica» 1773 года.

Тогда в состав Турции входили земли в Азии, Малой Азии и Европе. Её владения - Крым и Причерноморские степи, называемые Малой Татарией, контролировались тогдашним турецким союзником — татарами. Вряд ли край разоряемый военными действиями можно было считать цветущим «Краем», каковой смысл вкладывался в русское понятие «край» начиная с XII-XIII вв. Хотя, «провинция», как земля удаленная от столицы, от культурного центра, имеет сродство с названием «Оукраина» в смысле дальнего «края». Но что делать с «фортом», с крепостью, с понятием оборона? Вопрос с «крепостью» станет гораздо яснее, если вспомнить предположения Чацкого в отношении Стефана Батория, но это еще надо прояснить.

Пока понятно, что нелепо искать следы имени Украина в ранней истории Русского государства. Да, похожие на это имя простые названия упоминаются в Ипатьевской летописи, но выводить связь этих названий с именем Украина преждевременно, потому что лет через двести на просторах бывшей центральной Руси появится новое и тоже простое название «украина», которое историки и связывают с именем «Украина».

Все польские историки единодушно указывают на то, что на рубеже XV столетия в межгосударственных документах (иначе, в столичных канцеляриях) Великого княжества Московского и Великого княжества Литовского появилось новое простое слово «украина». Его смысловое наполнение кардинально отличается от значения простого названия «край», с которым они «стыкуются» лишь в значении «конец владений, дальние ненаселенные земли владений». В новом значении это название обозначает пустынные, незаселенные земли на дальних границах княжеств, лежащих на пути возможных татарских набегов. Такие нецивилизованные места, где почти никто не живет, даже сейчас не назвали бы « цветущим краем». Причем простое название «украина» применялось к рубежной области лишь в том случае, если она охранялась. Под охраной подразумевалось наличие системы обороны рубежей от татар. В противном случае эта область называлась просто границей, межой, гранью и т. п.

В Московском княжестве такая система обороны начала зарождаться в эпоху выхода его расширяющихся границ к областям активности Орды. Степные участки границы лишенные природных оборонительных препятствий защищались искусственными сооружениями – засеками, валами, рвами, крепостями. Свое развитие в Московском государстве эта система получила к середине XVI столетия и вылилась в создание пограничной стражи. Везде, где была вероятность появления отрядов Орды, Москва ставила укрепленные города для обороны.

В отношении Литовского княжества такого сказать нельзя. Ю. Бартошевич утверждает, что

«Литва такие города не ставила и только призывала своих наместников и воевод думать над охраной границ. [2].

Польские историки, исследуя источники, относящиеся к названию «украина», рассматривают степные просторы Поднепровья, резонно полагая, что имя «Украина», как название земель Речи Посполитой, появилось из простого названия «украина», имевшего хождение в Литве, а затем и в Польше. Подобное «сужение» области хождения названия «украина» неоправданно с точки зрения выяснения содержания и характеристик простого названия «украина», но обосновано с позиций выяснения истории возникновения в Польше имени Украина.

По поводу ранней истории названия «украина» историк А. Яблоновский говорит:

«Ukraina - название не столько историческое, сколько простое, данное степным областям южной Русиограниченых нижним бассейном рек Днепра и Буга. Это русское название все же относительно позднего происхождения. В древнерусскую, до монгольскую эпоху оно вообще не появлялось. Даже в литовскую эпоху удельного владения Киевом князьями Олельковичами не слышно ни о чем подобном .Это вполне понятно, потому что тогдашнее Киевское княжество пользовалось ещё уверенной самостоятельностью, являясь родовым гнездом рода Гидиминовичей и лишь номинально находилось под властью Литвы.

После того как в 1471 году самостоятельность этого удельного княжества была упразднена, «земля киевская» была заменена на воеводство и непосредственно присоединена к Литве, тогда стала она фактически её южной «украиной», южным «уграничьем» [6].

Однако  почти все польские историки соглашаются с тем, что простому названию «украина» в форме существительного предшествовало появление прилагательного «украинный».

«Этот термин, - продолжает далее Яблоновский, - в своё время первоначально использовался как прилагательное. Оно далеко опередило свою форму имени существительного. Первыми известными были «украинные люди, «разбой украинный», а совсем не «Украина». Не следует забывать что это, используемое в Литовской Руси название также было известно как «украина» в Московском царстве и многократно использовалось в перечне из многих «украин».

В Московском царстве оно использовалось как название многочисленных укреплений на границе с Ордой.

Получив эти предварительные общие сведения, есть смысл обратиться к документам.

В 1449 году Московский князь Василий Васильевич заключил с Казимиром Ягеллончиком договор, по которому Смоленск, Мценск и Любутск оставались в Литве, Ржев при Москве, а Новгород и Псков выводились из-под литовского влияния.

В договорной грамоте Великого князя Московского Василия Васильевича и его удельных князей Можайского, Верейского и Боровского с королем Польским и Великим князем Литовским Казимиром от 31 августа 1449 года Московский князь пишет:

«А пойдут, брате, Татарове на наши украинные места, и князьям нашим и воеводам нашим, украинным людям, сославиться[v], да боронитися им обоим за одного. А в вотчину, брате, у твою…ни у Смоленск, ни во все Смоленские места что издавна к Смоленску тянулись, ни в Любутеск, ни во Мценск, ни во все у твои украинные места, что издавна к тем городам тянулись, не вступать» [7].

Рисунок 2. Фрагмент договорной грамоты Василия Васильевича, от 31августа 1449 г. о которой говорится в тексте.

В этом Московском документе в первый раз и встречаются выражения «украинные места» и «украинные люди».

Второй раз новые слова употреблены в Московском церковном документе 1452 года.

Московский митрополит Иона на бегство в Литву удельного князя Можайского просит епископа Смоленского проследить за тем чтобы

«Великого князя (Московскго)… пакостни какой не было вотчинам и всем украинным местам», и предупредить его действия, чтобы он Великого князя Московского «отчинам, или украинным местам какую пакость (не) сделал»[8].

Литовцам, ведущим документооборот на русском языке, новая московская терминология была понятна, но её применение в посольском отделе Виленской канцелярии отмечается лишь через полвека, в последние годы XV столетия. В 1498 году, когда Александр Ягеллончик еще был Великим князем Литовским, он писал своему московскому тестю, что его посол

«Плещеев приехал к Путивлю с теми гостьми, а с ними посполу многие люди Татарови, пришедши, в земле нашей по украинам великой шкоды починили нам» [9].

Рисунок 3. Великий князь Литовский Алексадр Ягеллончик (1461-1506), с 1501 года король Польши.

В это время новый термин хорошо знаком и в татарской Орде. Тот же Литовский князь Александр в ноябре 1500 года, подговаривая Заволжского хана Ших–Ахмата к союзу против Московского государства, пишет ему, что

«…и, даст бог, когда прикочуешь близко и сблизишь(ся) под наши украйны, аж бы наших людей постерег от неприятелей наших, и сам от своих людей не дал бы нашим украйнам шкоды делать» [10].

Делать из данного текста вывод о татарском происхождении имени «Украина», наверное, не следует. Естественнее всего предположить, что этот текст – свидетельство проникновения из Москвы в Орду русской терминологии, и Литовский князь говорит в понятных для татар русских терминах.

Следует обратить внимание, что применение Виленской канцелярией нового слова ограничено немногими, в том числе и указанными выше примерами. Пройдет еще более пятидесяти лет, прежде чем это название начнет появляться снова уже во внутренних документах Литвы.

Все обстоит иначе в Московском государстве. Русские люди новые слова используют и в частных письмах. Так Ю. Бартошевич указывает, что «королева Елена, жена великого князя Литовского Александра Ягеллончика, в своих письмах в Москву к своему отцу, Московскому князю Ивану, напоминает о бедствовании украинных людей на пограничье. (Письма Елены в Актах археографической комиссии. Т. 1, с. 104-110)» [2].

В это время в московских документах появляется новое слово существительное «украинники». Это важно, так как указывает на механизм образования существительного «украина».

Вообще в Москве частота употребления названия «украина» и связанных с ним выражений возрастает. Посмотрите, как широко они используются в ту эпоху в Москве. Например:

Рисунок 4. Фрагмент из статейного списка Московского государства, 1500-1503 гг. [11].

В московских документах «украин» так много, что цитирование лишено смысла. Но удивляет крошечное число употреблений этого названия в тот же период в Литовском княжестве, применение Виленской канцелярией нового слова ограничено немногими, в том числе и указанными выше примерами. Пройдет опять еще более пятидесяти лет, прежде чем это название начнет появляться снова уже во внутренних документах Литвы.

Объяснение такому дисбалансу в его применимости в соседних государствах с единым для их населения русским языком следует искать во внутреннем содержании простого названия «украина».

Польские историки указывают на прямую связь между употреблением в государстве названия «украина» и организацией этим государством работоспособной системы его защиты от татарских набегов, т. е. пограничной службы. В такой связи и надо выяснять значение названия «украина» в XV-XVII вв.

Перейти к Главе 3>>>

Tags: История, код Украина

Posts from This Journal “код Украина” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments