nightbomber_y2 (nightbomber_y2) wrote,
nightbomber_y2
nightbomber_y2

Харьков. Когда заговорят русские пушки

«Солдатушки, бравы ребятушки,
Где же ваши дети?
Наши дети - пушки на лафете,
Вот где наши дети»

Куплет из старой русской солдатской песни

 Непоследовательность нынешних «украинзаторов» уже мало кого удивляет.  Взять хотя бы борьбу с памятниками «тоталитарного» прошлого. Начатая не так давно кампания по «декоммунизации»  привела к смене названий улиц, поселков и целых городов на Украине. Повержены и отправлены в утиль памятники тем, кто стоял у истоков создания этого государства, и в первую очередь вождю мирового пролетариата В.И.Ленину. Однако не секрет, что за всем этим варварством стоит желание не столько «декоммунизировать» Украину, сколько «дерусифицировать». Свидомым поставленную задачу пока решить не удалось и вряд ли когда-нибудь у них это получится.  Практика показала, что отменить русских и запретить деятельность КПУ - далеко не одно и то же. Этим и объясняется непоследовательность украинзаторов. Нельзя снести, например, памятники Пушкину в Киеве, чтобы не возникло неприятных для свидомых вопросов. Причем ответы на подобные вопросы могут оказаться для них еще более неприятными. Как говорится, не буди лихо пока оно тихо...

Возьмем для примера две старинные пушки, которые установлены в качестве экспонатов под открытым небом возле Харьковского исторического музея.   Из  таблички, написанной на мове, можно узнать, что  это «24 фунтовые чугунные пушки российской крепостной артиллерии XVIII века…».

Особо активные национально озабоченные граждане могут возмутиться, мол, что делают пушки русских «оккупантов» на территории «незалежной» Украины? Ответ на этот вопрос окажется далеко не в пользу свидомых.

Сегодня, наверное, уже никто не сможет точно сказать, кому именно принадлежали эти орудия. В исторической монографии  Д. И. Багалея и Д. П. Миллера «История города Харькова за 250 лет его существования (с 1655-го по 1905-й год)» подробно описано, как были установлены пушки возле дома Дворянского собрания в 30х годах XIX века, но ни слова не говорится о том, к какому полку они причислялись.

Существует неподтвержденная версия, что эти пушки были отбиты харьковчанами у казаков атамана Ивана Сирко, который, перейдя на сторону изменника гетмана Ивана Брюховецкогого, 11 марта 1668 года предпринял штурм Харькова, дабы склонить к измене его жителей, оставшихся верными присяге. Не важно, является ли факт принадлежности пушек достоверным, но безусловно, если сегодня экспонаты будут убраны с территории исторического музея «по политическим» мотивам, то обязательно появятся желающие понять, почему это было сделано. Вот тут многим и откроется вся нелицеприятная история измены тех, кого нынешние свидомые почитают  борцами за «незалежнисть» Украины.

Вкратце все происходило так.

В начале 1657 года Богдан Хмельницкий, чувствуя приближение смерти, отходит от дел, и гетманом избирается его 16-летний сын Юрий. Однако Юрий оказался неспособным к выполнению столь ответственных обязанностей. В результате хитрых комбинаций, устранив всех конкурентов «на булаву», в июне 1663 года малороссийским гетманом становится бывший «старший слуга» Богдана Хмельницкого Иван Мартынович Брюховецкий.  Своему восхождению Брюховецкий был обязан значительной поддержке, которую ему оказывала Москва. Без нее он вряд ли бы получил гетманство.

И вот здесь мы подходим к самому интересному.

  В сентябре 1665 года Брюховецкий с многочисленной свитой прибывает в Москву и, как выяснится, «не с пустыми руками».  Видимо в знак особой благодарности он предложил русскому царю Алексею Михайловичу добавить к старым договорным статьям, регулировавшим отношения Москвы и Малороссии, новые. 22  октября 1665 года были подписаны так называемые «московские статьи».

Отныне все сборы податей, поступавшие на жалованье казацкому войску, должны были вноситься в государеву казну.  Винокуренное дело, которое до того составляло монополию казаков, всецело переходило в руки Москвы. Для наблюдения же за правильным поступлением податей царь «укажет в малороссийские гoрода послать своих государевых воевод». Царские воеводы стали посылаться теперь уже во все малороссийские города и даже на Запорожье, никогда не знавшее воеводского правления.

Самое удивительное, что никто не просил Брюховецкого о проявлении подобной инициативы! Об этом факте упорно умалчивают «украинские» историки, доказывая, что это Москва коварно нарушила Переяславские соглашения 1654 года и захватила Украину, лишив ее независимости. Конечно, глупо было бы не воспользоваться столь выгодным предложением Брюховецкого. Интересно, что ситуация была повторена через 350 лет украинским президентом Ющенко, когда он вслух отказался от фиксированной цены на российский газ по цене $50. Наверняка, в Москве держали скрещенными пальцы до последнего момента, пока отказ не был оформлен официально, и не состоялся окончательный переход на рыночные газовые цены. А ведь Ющенко тоже никто не просил этого делать.

Брюховецкий же был еще больше обжалован царской лаской. Он получил боярство и даже женился на московской княжне Дарье Исканской из рода Долгоруких.

Однако гетман не рассчитал, как на все это отреагируют в самой Малороссии. В конечном итоге своими действиями он вызвал со стороны части казачества недовольство, которое усилилось со временем на столько, что стало представлять собой реальную угрозу для самого Брюховецкого.

Как известно, если нельзя противодействовать процессу, то самым правильным решением будет его возглавить. Руководствуясь этим принципом, 1 января 1668 года на съезде полковников в Гадяче Брюховецкий заявил, что «московские статьи» подписал по принуждению, то есть официально встал на путь измены русскому царю, которая усугублялась тем, что в планах гетмана предусматривался увод Малороссии в подданство Турции. Чуть позже за это крымский хан станет оказывать изменникам всю необходимую военную помощь в разгорающейся гражданской войне.

Сторонники Брюховецкого незамедлительно приступили, говоря современным языком,  к «операции  по принуждению к измене» тех, кто не желал нарушать присягу. В число «принуждаемых»  попали и жители  Харькова, которые вовсе не помышляли изменять русскому царю.

Вот как кратко описывает последующие события Р. Вербий в своей статье «Забытая страница истории Харькова: война Украины со Слобожанщиной», которая была напечатана в 2014 году на сайте «Геополитика и мировая политика».

«В начале 1668 года украинский гетман Иван Брюховецкий выступил против русского царя и начал убивать представителей России на территории Гетманщины – стрельцов, воевод, послов. Часть его людей вторглась на территорию Слободского края. На Слобожанщине его поддерживает лидер запорожского казачества Иван Сирко. Драматические события 1668 года в Харьковском слободском полку начались 4 марта, когда часть казаков полка, увлеченные Сирко, присоединились к антирусскому восстанию. Однако на его сторону пристали лишь казаки Змиева, Валок и Цареборисова. Казаки Красного Кута, Ольшан и Маяков поддержали бунт только поначалу, но увидев, что Брюховецкий и Сирко привели в их землю разгулявшуюся чернь и татарские банды, попросили повинную и сразу же получили ее у царя.

В это время захватчики с Украины начинают разорять земли Слобожанщины, опустошив Бабаи «все без остатку» и Недригайловский храм. Были разорены села Васищево и Шубино. Сам же Сирко с основной массой войска 11 марта подошел к стенам Харькова и потребовал сдачи города. В ответ храбрые защитники открыли огонь из крепостной артиллерии. Огонь велся настолько активно, что от перегрева разорвало одну пушку. Ничего не сумев добиться, Сирко повернул на юг, перешел с войском реку Уды и ушел с территории Слобожанщины.

Пребывание захватчиков в Слобожанщине было отнюдь не миролюбивым. Татары и украинские казаки быстро начали грабить и разорять подконтрольные города. Змиев был сожжен Иваном Сирком, сгорел храм Покрова Богородицы, и харьковский сотник Григорий Захаржевский, известный как Донец-Захаржевский, сумел вывезти лишь артиллерию из разрушенной крепости Змиева, наведя хоть какой-то порядок в разоренном городке. Присланные на помощь сумской и острогожский полки слободских казаков помогли навести порядок в Цареборисове».

Сопротивление, которое оказала изменникам Слобожанщина и в частности Харьков, объясняется тем, о чем свидомые «историки» также предпочитают умалчивать. Дело в том, что еще до Переяславской Рады эти территории находились под юрисдикцией Москвы. Об этом свидетельствует основатель Харьковского университета В. Н. Каразин. В своей работе «Взгляд на украинскую старину» он пишет:

«Влияние [Российского Правительства] бывало в больших мерах на Слободские полки, нежели на Малороссию. Города наши заселились прежде Великороссиянами  (преимущественно торговыми людьми); школы прежде ввели Русский язык. Главная квартира войск, действовавших против Турок, переходила по ближайшему направлению из Белгорода, первоначального притона Правительства в сем крае, в Харьков, потом на некоторое время заняв Полтаву, в Кременчуг, Елисаветград и далее… . Малороссия оставалась в стороне, все еще управляемая своими Гетманами и Магдебургским правом, между тем, как Слободские полки, в самом начале уже подчиненные Шереметьевым, Голициным, не знали другого Гражданского Закона, как только Уложение»*.

Как известно, Соборное Уложение (свод законов Русского царства) был принят Земским собором в 1649 году, то есть на пять лет раньше Переяславской Рады. Исходя из этого, Слобожанщина вместе с Харьковом не могла принять подданство русского царя 8 января 1654 года по той простой причине, что она уже его имела.  Следовательно, попытки принудить Харьков к измене сторонником Брюховецкого Иваном Сирко  были больше похожи на интервенцию. Грубо говоря, так оно и было, особенно если учесть, что в разграблении Слобожанщины принимали участие союзники клятвоотступников - татары.

Таким образом, пушки, стоящие сегодня возле Харьковского исторического музея, представляют собой своеобразный памятник Русскому Харькову, который сохранил верность присяге.  Нам неизвестно, были или нет свидетелями тех событий конкретно эти орудия, но это не имеет никакого значения.  Бесспорным остается одно - точно такие же  обороняли  Харьков во время мартовского штурма 1668 года.  Поэтому, если бы свидомые были последовательны, то они должны были давно убрать с глаз долой русские символы, стоящие в самом центре «украинского» города. Но как выясняется, кишка тонка. Например, до сегодняшнего дня все попытки установить даже простенькие памятные знаки Ивану Сирко оканчивались полным фиаско. Не принимают харьковчане изменников.

Заканчивая эту небольшую историческую зарисовку, хочется отметить, что задача рассмотреть то, как сложились судьбы Брюховецкого и Сирко не ставилась. Скажем только, что для первого все закончилось очень плохо. Второй, был в конечном итоге выдан Москве и сослан в Сибирь, но позже помилован русским царем и успел еще достойно послужить России.  Однако, как видим, для Харькова он так и остался изменником и предателем.

* В. Н. Каразин.  «Взгляд на украинскую старину». Молодик 1844. _ 1. стр. 39

Ночной бомбардировщик специально для Насправдi

Tags: История, Харьков, украинствующие
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments