nightbomber_y2 (nightbomber_y2) wrote,
nightbomber_y2
nightbomber_y2

Украинский сепаратизм как отрицание идеи социальной справедливости

«Солдаты, вы сделали все, что могли,

ради величия нашего народа!

От него осталась уже только одна половина»

Карел Чапек

В середине декабря 1903 года на стол начальника Полтавского охранного отделения лег секретный отчет о результатах обысков, проведенных с 8 на 9 декабря того же года среди членов так называемой «Украинской революционной партии».  В документе шла речь о том, что члены упомянутой партии принимали активное участие в беспорядках 1902 года*. Они не только являлись организаторами студенческих волнений, но и проводили  подрывную агитационную работу среди крестьян губернии.

«Группа Украинской Революционной партии определилась довольно ясно», - говорилось в отчете.«Бывшие в Полтавской духовной семинарии беспорядки в 1902 году носили характер не академический, а политический. […] Подготовлены они были членами Украинской «Громады», к которой принадлежали воспитанники старших классов семинарии…». Далее идет перечень фамилий участников событий. «Будучи удалены из семинарии, означенные лица […] взяли на себя роль носителей революционных начал среди местного крестьянского населения, среди которого занимались распространением […] изданий «Украинской революционной партии», в последнее время стали вести и устную пропаганду…».  При этом количество изъятой литературы исчислялось тысячами экземпляров.  Следователям также удалось установить, что подрывная деятельность велась членами организации не только в Полтаве, но и в прочих уездных центрах таких как  Лубны и Прилуки. И вот здесь мы подходим к самому интересному: согласно секретному отчету личная переписка «разбросанных» по Полтавской губернии «революционеров» велась на непонятном для царской охранки языке! В документе говорится, что отобранные по обыскам «переписка и заметки […] написаны на непонятном чешском, или польско-галицийском языке».

Из этого короткого предложения можно сделать вполне определенный вывод: члены РУП (Революционная Партия Украины) были чужаками.

Знакомые с принципами работы Охранного отделения (полное название «Отделение по охранению общественной безопасности и порядка», в просторечии «охранка») знают, что в ведомстве служили профессионалы, специалисты своего дела.

«На рубеже XIX — XX веков Россия имела эффективную систему органов защиты государственной безопасности. Благодаря использованию многочисленной тайной агентуры в стране и за границей, добровольных помощников охранные ведомства могли быть в курсе всего происходящего. Они внедряли своих агентов в потенциально опасные круги, действовали на опережение, изучали возможных противников. Спецслужбы имели опыт крупных политических процессов, взаимодействия с прессой (что помогало в дискредитации возможных противников). Жандармы внимательно изучали печатную литературу (пригодился опыт взаимодействия с цензурными органами), использовали доносы и слухи (исходили из того, что и там могут быть подлинные сведения). Стоящие задачи помогала решать перлюстрация корреспонденции, наружное наблюдение, вырабатывались методы вербовки агентуры, задействовались полицейские приемы в работе — аресты, обыски, допросы»**.

Как видим, Полтавское  Охранное отделение, несомненно, должно было отлично ориентироваться в губернских делах. Силовики во исполнение  своего профессионального долга хорошо знали и понимали местное наречие, которое по общепринятому мнению является классическим вариантом малороссийского диалекта русского языка. Поэтому если охранке что-то и было неизвестно, то это означало только одно – она столкнулось не с чем-то доморощенным, а привнесенным извне.

В свою очередь из этого вытекает, что одна из первых «украинских» партий была пришлой, идейно чужой для Малороссии. Это подтверждает и сама история РУП.

Несмотря на то, что подпольная партия была создана членами студенческой громады в г. Харькове (февраль 1900 г.), с самого начала была предпринята попытка вложить в её основу галицийскую идею «украинского сепаратизма».  Именно внутри РУП  впервые родился лозунг, сформулированный одним из идеологов украинского национализма Н.М. Михновским - «Украина для украинцев». Программа, написанная Н.М.Михновским, была опубликована на тот момент в Австро-Венгерском Львове в виде брошюры под названием «Самостійна Україна».

Партийное руководство быстро сообразило, что дело заходит слишком далеко, и  поэтому отрицательно восприняло идеи Михновского, что в конечном итоге привело к внутрипартийному расколу.  Провозгласив себя выразительницей интересов крестьянства, в котором усматривала основу новой «украинской нации», РУП главной своей целью все же ставила борьбу за национально-территориальную автономию Украины - вариант этакого «мягкого сепаратизма». Именно это обстоятельство наложило националистический отпечаток на всю последующую подрывную деятельность РУП.

В 1902 году Полтавскую и Харьковскую губернии охватили серьезные аграрные беспорядки. По данным входившего в состав Министерства внутренних дел Департамента полиции крестьянские бунты не являлись следствием неурожая 1901 года, а были спровоцированы, прежде всего, хорошо проведенной политической агитацией. Особую роль тут сыграла пропаганда социал-демократов, которые стояли на позициях установления классовой справедливости. Подключение к процессу РУП привнесло нечто новое. Крестьянские выступления рассматривались членами партии не столько как борьба за социальное равенство, а как борьба за освобождение от «национального» гнета.

«Бунт начался в марте 1902 года среди крестьян Полтавской губернии. Он выражался в захвате продуктов и фуража со складов помещиков, в разгромах и поджогах имений, в самочинной запашке помещичьей земли. Вскоре восстание перекинулось и на Харьковскую губернию, а в «беспорядках» участвовало уже более 300 сел. Разгрому подверглось около 120 помещичьих усадеб и экономий. Революционная украинская партия, ориентирующаяся, в основном, на украинское крестьянство, при первых же известиях об «аграрных беспорядках» направила в села Левобережной Украины (Украина к востоку от реки Днепр: Черниговская, Полтавская, Харьковская, часть Екатеринославской и часть Таврической губерний) своих агитаторов-«партийцев». В Полтаве РУП издала несколько листовок с призывами к крестьянскому восстанию и две агитационные книжечки для крестьян».*** Интересная деталь, среди партийных агитаторов, выезжавших в полтавские села, был и будущий глава Директории УНР Симон Петлюра. При его непосредственном участи были подготовлены также и студенческие бунты. «Весной 1902 года всегда тихая Полтавская семинария неожиданно оказалась центром волнений. Семинаристы восстали против системы шпионства, слежки, взяточничества, насаждаемой администрацией семинарии. В числе требований, которые были изложены в специальной петиции, подписанной 200 учащимися, были и такие: отстранить ненавистных кураторов-надзирателей, изменить застарелые методы учебы, модернизовать программы обучения, ввести обучение по некоторым дисциплинам на украинском языке. «Бунт» выразился в битье окон, мебели, в глумлении над нелюбимыми преподавателями... В нем принимали участие, в основном, дети бедных сельских священников, их тогда называли Иисусовой пехотой. Выступление казалось стихийным взрывом, но в действительности было подготовлено тайной Украинской громадой и лично членом Революционной украинской партии Симоном Петлюрой».***

В конечном итоге беспорядки были подавлены царскими войсками. Согласно Большой советской энциклопедии повсеместно проходили массовые экзекуции, 1092 человек были преданы суду, из них 836 человек приговорены к тюремному заключению.

Не миновали неприятностей и «украинские» подстрекатели.

«В декабре 1903 года Полтавское охранное отделение провело широкие обыски, вскрыв сеть РУП и Украинской громады в Полтавской семинарии, выяснив их причастность к революционной пропаганде в бунтовавших селах. Арестованы были преподаватель реального училища Михаил Гнатевич, учитель Сидоренко, которые «воспитывали» полтавскую революционную молодежь, а также был задержан транспорт запрещенных украинских изданий, около 4 тысяч книг и брошюр, что прибыли на Полтавщину из Львова».***

Из всего вышеизложенного напрашивается вывод: в отличие от социал-демократического, условно говоря, «малороссийского» взгляда на классовые протесты, «галицийский» обязательно наполняется националистическим антирусским содержанием.

Аналогичное мы наблюдаем и в современности. Протесты против грабителей-олигархов, начавшиеся в 2014 году, были во многом понятны Юго-Востоку, но как только стали проявляться «галицийские» националистические (вплоть до нацистских), чуждые ему контуры майдана, Юго-Восток сразу отшатнулся. Ставшее неизбежным идеологическое столкновение между Западом и Востоком Украины в конечном итоге вылилось в гражданскую войну. Причем, пример Донбасса показал, что русским Украины одновременно удается успешно бороться за сохранение своей идентичности и разбираться с олигархами. То есть реализуется малороссийский вариант борьбы за установление социальной справедливости.  «Укронаци», обстреливая мирный Донбасс, активно мешают этому процессу. Следовательно, идея строительства «новой нации» является для них превалирующей, а майдан, несмотря на все евролозунги, оказался всего лишь «дымовой завесой». «Галицийский» путь революционных преобразований, намеченный в начале  XX века, продолжается и сегодня.

В 1903 году царское Охранное отделение объективно было еще не в состоянии рассмотреть серьезную угрозу политического зачатия «украинского сепаратизма» в деятельности РУП. Охранка этого просто не могла понять, точно также как ей был и непонятен язык – то ли  чешский, то ли польско-галицийский...

------------------------------------------------------

*Нажмите про просмотра в полном размере:

** И.В.Родин «Жандармы его величества», Белое Дело № 6(34) июнь 2011 г., Владивосток.

*** В.А.Савченко «Симон Петлюра», Серия: Время и судьбы, Изд: Фоліо, 2004 г.

Ночной бомбардировщик специально для Насправдi

Tags: История, мова, свидомые
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment