nightbomber_y2 (nightbomber_y2) wrote,
nightbomber_y2
nightbomber_y2

Запорожская Сечь: казак укрофашисту не родитель


«История не должна переступать пределов истины, и для честных поступков достаточно одной истины»
Плиний Младший
«И покажем, что мы, братцы, казацкого рода», - воет из каждого утюга гимн отщепенцев, захвативших власть в сегодняшней Украине. В припадке исторического мифотворчества нацисты до трясущихся губ мечтают «закрепить» в своем новом прошлом запорожских казаков. Действительно, вести свою историю от славных воинов, как минимум, почетно. Но имеют ли современные последователи хлопского национализма отношение к запорожцам? Беремся утверждать, что общего между ними не больше, чем между свободными людьми и рабами, между хранителями традиций предков и предателями своего народа!
Момент появления казачества на Малой Руси теряется в глубине веков. Во все времена требовалась охрана границ, вот и расселялись воины у края страны, являясь пограничниками, украинцами, в самом высоком, истинном смысле этого слова. Время рождения непосредственно Запорожской Сечи известно более точно – это 80-ые годы XVI столетия.

В 1576 году польский король Стефан Баторий оглашает универсал о принятии казаков на государственную службу. В этом вроде бы позитивном моменте кроется одно большое «Но»: в реестр попадают только шесть тысяч военных, а остальных предписано распустить и «переквалифицировать» в холопы[1]!

Разумеется, свободолюбивое казачество не подчинилось универсалу, и большинство воинов, не попавших в реестр, образуют вольное Низовое войско. Свою главную ставку войско расположило при устье Днепра, за порогами – так появилось название запорожцы. Место огородили частоколом, возвели церкви, другие постройки – такое укрепление называлось «Паланка», «Кош» или просто «Сечь». Отсюда и возникло название Запорожская Сечь. Со временем слово Сечь стало синонимом именно Запорожской Сечи, а другие укрепления, в том числе и временные стоянки носили наименование Кош[2].

По другим данным Сечь «за порогами» Днепра возникла раньше злополучного универсала. Есть сведения об укреплениях в этом месте в конце XV века[3], а объединение различных сечей в Запорожскую произошло в 1530-е годы[4]. В любом случае, все историки сходятся в том, что активизация деятельности Запорожской Сечи произошла в середине-второй половине XVI века, а казаки, не согласные с указом Стефана Батория, оказались на Сечи.

С этого момента в свидомой мифологии начинается сражение «вільного козацтва у визвольній боротьбі». Что же, и вольное казачество и освободительная борьба – все было. Но в первую очередь борьба велась против польских угнетателей да галицких предателей!

Именно так, предательством, восприняла Русь Брестскую Унию 1596 года. С образованием Речи Посполитой гонение на Православие усилилось, но кроме единичных случаев перехода в католичество, народ продолжал держаться «благочестивой, Русской Веры». Тогда в дело вступило приснопамятное «Общество Иисуса» - коварная иезуитская организация, ложью и кровью пропагандировавшая папизм. Да, еще тогда, пусть и другими словами, но уже говорили, мол, обещай им все, а вешать… вешать будем потом. Так что ничего нового свидомые не придумали.

В 1596 году, понимая, что обратить в католичество русских не получается, под контролем иезуитов заключается т.н. Брестская Уния - переход в подчинение римскому папе. В качестве поощрения, перебежчикам разрешили сохранить богослужение византийской литургической традиции. Против несогласных принять унию начались репрессии.

Результат гонений хорошо виден из речи волынского депутата сейма Лаврентия Древинского: «… Каждый видит ясно, какие великие притеснения терпит этот древний русский народ относительно своей веры. Уже в больших городах церкви запечатаны, имения церковные расхищены, в монастырях нет монахов - там скот запирают; дети без крещения умирают; тела умерших без церковного обряда из городов, как падаль, вывозят, мужья с женами живут без брачного благословения; народ умирает без исповеди, без приобщения. Неужели это не самому богу обида и неужели бог не будет за это мстителем? Не говоря о других городах, скажу, что во Львове делается: кто не униат, тот в городе жить, торговать и в ремесленные цехи принят быть не может; мертвое тело погребать, к больному с тайнами Христовыми открыто идти нельзя. В Вильне, когда хотят погребсти тело благочестивого русского, то должны вывозить его в те ворота, в которые одну нечистоту городскую вывозят. Монахов православных ловят на вольной дороге, бьют и в тюрьмы сажают…»[5].

Одна часть населения, особенно на западе Руси, была вынуждена перейти к глухому пассивному противодействию. Другая, и в первую очередь шляхта, открыто приняла униатство. Некоторые из  епископов, поцеловав туфлю папы, признали его власть. Поляки не разрешали назначать православных епископов, закрывали храмы…

В это время у русского народа нашелся защитник – это было Запорожское казачество! Сечь в открытую выступила на стороне Православия! Среди подвигов запорожцев значится защита Киево-Печерского братства. Его собирались уничтожить поляки, но сечевики с оружием в руках отстояли монастырь.

Они взяли под охрану иерусалимского патриарха Феофана, приехавшего в Киев, и сопровождали его все время странствий. При защите казаков, Феофан провел посвящение в епископы избранных народом кандидатов. Таким образом, была восстановлена православная иерархия и Русская Вера не погибла в Малой Руси.

Король распорядился арестовать всех новых епископов, но запорожские сабли не позволили полякам тронуть священников. Речи Посполитой нужны были казаки для борьбы с Турцией, и, далеко не сразу, но она вынуждена была легализовать Православие. Главная заслуга в этом принадлежит Запорожским казакам.

Несмотря на указ короля (уже Владислава IV), ни униаты, ни католики не смирились с восстановлением Православия. Репрессии на местах продолжились. Однако, теперь у Русской Веры были запорожские шашки!

В 1647 году из Запорожской Сечи, голосом чигиринского сотника Богдана Хмельницкого раздался призыв: «Хватит нам терпеть этих поляков, давайте соберем раду и будем защищать Церковь Православную и Землю Русскую!». Результат этого призыва общеизвестен – Малороссия и Великороссия воссоединились в едином Православном государстве!

Сейчас, когда потомки галицких отщепенцев пытаются приватизировать само понятие «украинец», выдавая себя за эталон «свидомого грамадянина», они желают подмять под себя и историю Запорожского казачества, защитника Русского народа. Но есть неоспоримый факт, доказанный в том числе и данным историческим экскурсом – казаки не могли быть духовной предтечей украинских фашистов[6]. Нынешние молодчики, внешне подражая казакам, по сути являются противопоставлением настоящим запорожцам.

Напомним, что фашизм, как мировоззренческая доктрина, возник в Европе и окончательно оформился в Италии в первой четверти прошлого столетия, достигнув в 30-40-х годах своего высшего расцвета в Германии.  Совсем не случайно эта человеконенавистническая идеология, делящая людей на представителей высших и низших рас, возникла именно в Европе. Ее основы были заложены еще в античных традициях.

К примеру, в Древней Греции варварами называли чужаков, которые говорили на непонятном им языке и были чужды культуре греков (др.-греч. βάρβαρος, barbaros — «негреческий», «чужеземец»). Позже в представлении древних римлян варвары были не просто «чужеземцы» - это были народы второго сорта, существующие лишь для того, чтобы выполнять волю Рима. С учетом того, что Римская Империя сыграла исключительную роль в формировании европейской ментальности, неудивительно, что и последующее поведение европейцев было похожим. Вспомнить хотя бы колониальный период их истории. Другими словами, фашизм мог возникнуть только в «просвещенной» Европе, но никак не в России - преемственнице духовного наследия Византии, которая так и не приняла ценностей Западной части Римской Империи.

Русь, а позднее Россия, если и знала «сортовое деление», то только по социальной линии и никогда по этнической. Поэтому естественно, что и любое русское казачество само по себе всегда и везде было традиционно многонациональным, и ценность бойца зависела от его поведения в бою, а не от происхождения.

«Украина по над усе» звучит так же "органично", как и «Дойчланд юбер алес». В тоже время лозунг «Россия для русских» никогда не был определяющим в жизни Русской Империи. Общество всегда быстро самоочищалось от этой скверны, если она вдруг где-то начинала проявляться.
В этом смысле украинские фашисты могут в полной мере считать себя европейцами. В то же время, Запорожское казачество – защитники Руси, Русского Народа и Русской Веры – никакого отношения к современным упырям не имеют. Мы верим, придет время, и потомки славных запорожцев еще покажут озверевшим щеневмерликам кто здесь казацкого рода!

[1] Стефанъ Баторiй и Днѣпровскiе козаки: ізслѣдования, памятники, документы и замѣтки. — монография. — Киев: типография Г. Л. Фронцкевича, 1904г.
[2] У понятия «Кош» был и другой смысл – Орган Войскового управления. Например, «порещили всем кошем…».
[3] Первое письменное упоминание у Мартина Бельского (польский хронист).
[4] Эти данные подтверждает и исследователь В. А. Голобуцкий (https://ru.wikipedia.org/wiki/Голобуцкий,_Владимир_Алексеевич)
[5] С.М.Соловьев, "История России с древнейших времен", Том 10, Состояние Западной России в конце XVI и первой половине XVII века
[6] Мы намерено не погружаемся в дебри нечистот, выискивая различия между фашизмом и национал-социализмом, объединяя их (в рамках данного материала) в единую человеконенавистническую идеологию.
Tags: ukrodreams, Запорожье, кОзаки, казаки, свидомые, украинствующие
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments